[bvi text="Версия для слабовидящих"]
kazachiprazdniki

Традиции празднования Нового года, Рождества у казаков

Донской край славится разнообразными народными традициями и обычаями. Особенно интересны традиции празднования Нового года и Рождества у донских казаков.

В допетровские времена на Дону, как было принято на Руси, Новый год отмечали 1 сентября в День сотворения мира. Казаки встречали Новый год без особых торжеств. В 1699 году Петр I издал указ, согласно которому Новый год стали праздновать 1 января каждого года от Рождества Христова.

В своем указе царь велел предаваться веселью, огненным потехам, поздравлять друг друга, украшать ели, сосны, можжевеловые деревья, забавлять детей и катать их на санях с горки, а взрослым не напиваться и не драться. Благодаря Петру I Новый год стал ярким, радостным и долгожданным праздником.

В хуторах и станицах Донского края Новый год отмечали по-разному. Елки не наряжали, наводили порядок в доме и на подворье, забавлялись, ходили по домам с колядками и кутьей.

Одним из важных ритуалов было приготовление кутьи — каши, которую готовили из толченых пшеничных зерен с добавлением меда или узвара и угощали ею родственников, соседей.

У донских казаков также, как вообще на Руси, сплелись воедино языческие верования и христианские традиции. На Святках после церковной службы казаки, наряженные в шкуры животных, с шестиконечной звездой обходили дворы, хутора и колядовали, щедровали.

Помимо всего прочего, казаки вдоволь забавлялись, пели, играли в различные игры.

В казачьем быту святки считались самым большим, шумным и весёлым праздником. Святки начинались не ранее Николина дня – 19 декабря по новому стилю (по н.ст.) до Крещения – 19 января (по н.ст.), в тот период, когда казаки, закончив основные сельскохозяйственные работы, получали возможность отдохнуть.

С началом святок в строгой повседневной станичной жизни наступала пора веселья. Молодёжь, собираясь на посиделки, игры, гадания и устраивая самые различные забавы, скрашивала унылую станичную зиму. Хотя святки и считались молодёжным праздником, старшее поколение не оставалось к ним равнодушным. Особо значимы были святки для казачек. Им предоставлялась возможность освободиться от будничных бытовых забот и принять участие в общем веселье. Самая строгая мать на святки не заставляла дочь прясть пряжу, сидеть за ткацким станком, заниматься шитьём.
К святочным вечерам молодёжь всегда готовилась: девушки шили себе новые наряды, а молодые казаки старались щегольнуть поясом, кинжалом или каракулевой папахой.
На святочные вечера собирались в основном по улицам, но на них могли прийти и казаки с других улиц, иногда даже из других станиц. Если вдруг, какому-либо казаку-чужаку вздумается поухаживать за «нашенской» казачкой, то возникали ссоры. «Чужак» непременно обязан был выставлять отступное в виде вина или самогона – в противном случае он мог быть побит.
Нередко в какой-либо святочный вечер устраивался «бал-маскарад». Подбирались красочные наряды и для весёлой интриги рядились в чужие одежды. Девушки представали в мужской одежде, а юноши искусно рядились в женское платье.
Взрослые казаки также не любили сидеть дома. Справившись по хозяйству, они ходили в гости или приглашали к себе гостей.В святочные вечера до Рождества не пели песен, кроме «святовских».
В это же время шло интенсивное приготовление рождественских запасов пищи. Летние кухни казаков превращались в склады. На массивных гвоздях или крюках подвешивались окорока свиней, тушки птицы. На столах размещали приготовленные домашние колбасы, сладости, в подвалах проверялись запасы солений, капусты, огурцов, варенья, мочёного тёрна, вина и др. До сочельника никому не разрешалось употреблять в пищу непостные продукты. Разрешались рыба, картошка, кислая капуста, солёные огурцы с постным маслом, солёные арбузы, тыква, пирожки с горохом и фасолью, узвар из сухофруктов, сок из мочёного тёрна.

Рождественский сочельник в казачьих семьях проводился в строгом посте. Пищу употребляли после «первой звезды». Перед закатом солнца, а если оно было закрыто тучами, то по времени старший в доме (обычно дедушка) приглашал всех домочадцев на молитву, зажигал свечу и ставил её на каравай хлеба. Прочитав короткую молитву, он выходил во двор, брал там пучки сена и снопик необмолоченной пшеницы, приносил их в дом. В доме лавка перед образами покрывалась чистою скатертью или полотенцем, застилалась соломой, а на неё ставились снопик пшеницы, кутья и каша. Вновь произносилась молитва, и после этого приступали к еде.
Солома и необмолоченный снопик пшеницы являлись символами будущего обильного урожая. Кутья (каша из цельных зёрен пшеницы, позднее риса, с добавлением кишмиша, орехов, даже варенья и политая мёдом) символизировала плодородие и употреблялась не только в сочельник, но и при рождении ребёнка, крестинах и при похоронах. Отметив сочельник, родители отправляли детей разносить кутью близким родственникам и соседям. Поздним вечером взрослое население станиц и хуторов направлялось в церковь. Оставшиеся ждали христославщиков (колядовщиков).

Начинали колядовать дети.

За окном раздавались дружные голоса: «Можно похристославить?». Получив добро, дружная компания входила в дом и нестройным хором пела: «Рождество Твое, Христе Боже наш, возсия мирови свет разума, в нем бо звёздам служащии звездою учахуся Тебе кланятися, Солнцу правды, и Тебе ведети с высоты Востока. Господи, слава Тебе!»
Далее следовало поздравление всех с праздником и пожеланиями здоровья и счастья. Поздним вечером, перед Рождеством, на колядки выходила молодёжь, и даже взрослые казаки.
Все они собирались большими группами, переходили от одного дома к другому, пели церковные песни и колядки.
Нова радость настала, коей не бывало:
Над вертепом звезда ясна светом возсияла.
Где Христос родился, от Девы воплотился,
Как Человек, пеленами убого повився.
Ангелы спивают, слава – восклицают,
На Небеси и на земли мир провозглашают.
Давид днесь играет, в гусли ударяет,
Звонко, стройно и предивно Бога прославляет.
И мы тож будем петь, Христа прославлять,
Рождённому из Марии смиренно взывать …
Славим Бога Бессмертного,
Он явил нам Рождённого,
И Матерь Его Святую,
Марию, Деву Чистую,
Сия миру Царя дала,
Да будет Ей честь и хвала!
Песнь Ти сугубо приносим,
Благославити мир просим
И нас, грешных, глаголющих,
Во век века Тя поющих.
Рано утром на улицах станиц появлялись дети-подростки, которые усердно перебегали от одного двора к другому и славили Христа:
«Я маленький мальчик,
Влез на стаканчик,
В дудочку играю,
Христа прославляю.
С праздником поздравляю,
Счастья всем желаю».
В это же время колядовали и девочки, которые составляли отдельные от мальчиков группы. Они подходили к окнам и кричали хозяевам: «Пустите поколядовать!». В ответ слышали: «Заходите с Богом». Зайдя в дом, начинали петь:
Коляда, ты коляда
Заходила коляда,
Запевала коляда,
Поздравляла коляда.
Хозяюшки — голубушки
Пожертвуйте нам бублички,
Конфетки и денежки,
На святые вечера
Во имя Христова Рождества.
Все колядовщики с таким усердием «посевали» пшеницей, что за время колядования комната была густо усеяна зёрнами. Их подметали и собирали, как особую драгоценность. Половину собранного зерна отдавали домашним птицам, приговаривая: «На доброе вам здоровье, на большой приплод», а другую половину перебирали и хорошую примешивали к посевному зерну со словами: «Пошли, Боже подай урожай на всех людей, на весь край».
Хозяева давали им деньги, хлеб и нередко угощали водкой, которую разрешалось употреблять только после полуночи.
После полуночи все «колядовщики» собирались у кого-либо дома и отмечали вместе праздник Рождества Христова.
Рано утром родители возвращались из церкви и звали всех домочадцев к богато убранному столу. После разговения начинался обильный обед с пирогами, гусем, холодцом, чаем. После завтрака дети отправлялись с поздравлениями к бабушкам и дедушкам, которым исполнялись рождественские стишки и песни, а те в ответ поздравляли своих внуков.
Повсеместно рождественское веселье сопровождалось катанием с горок на санках. Под Новый год в большинстве станиц на Тереке, Кубани и Дону также как и перед Рождеством проводились колядки. Вечером по домам ходили группы молодых казачек, а утром казачата. Причём их предновогодний репертуар мало чем отличался от рождественского. Так, например, мальчики пели:
В поле, в поле,
Сам Господь ходит.
Дева Мария к Богу ходила,
Счастья просила.
Ходит Илья на Василия,
Туда сыпнёт, туда махнёт,
Там жито растёт,
Жито и пшеница,
На всякой пашнице.
Здравствуйте, хозяин и хозяюшка,
С Новым годом, с новым счастьем.
А также пели:
Щедрик – веник
Дайте вареник,
Чуточки кашки,
Немножко колбаски.
И этого мало,
Дайте ещё сала.
Вам на счастье, на здоровье!
Роди, Боже, жито,
Жито и пшеницу
И всяку пашницу.
С праздником всех! С Новым годом! С Новым счастьем!
После поздравлений гостя приглашали за стол, и вместе с хозяевами отмечался наступивший Новый год

Праздничные гуляния

На рождественском столе у казаков всегда были блюда из индейки, гусей, кабана, барашка, холодец, колбасы, а также пироги с разнообразной начинкой, что олицетворяло достаток и благополучие.

В конце XIX века в станице Раздорской по домам ходили отарщики — смотрители лошадей, которые приговаривали: «На коня кобылу, на сивую гриву, на пушистый хвост, на стопу блинов, на бутылку водки, на меру пшеницы, на букатку мяса, на рубль денег«. Это своеобразное пожелание плодовитости лошадей и благополучия.

Чтобы было много птицы, девочек сажали на подушку с пером и заставляли квохтать или по-птичьи гоготать.

Праздник в казачьих традициях

На Новый год девушки занимались гаданием на судьбу, будущего мужа. Наиболее интересное гадание — на петуха. Каким станет будущий муж, зависело от того, к чему потянется петух. Если пьет из блюдца —  будет муж пьющим, тянется к зеркалу — гулящим, к деньгам — богатым, а к глине — бедным. Также гадали на обручальном кольце, башмаке, который куда упадет, за того девушка и выйдет замуж.

На Дону и по сей день жива традиция на Старый Новый год лепить вареники с сюрпризами и гадать на них. В качестве начинки использовали различные добавки, сулящие будущее тому, кому тот или иной вареник достанется. Если достался вареник с солью — к слезам, с перцем — к горьким событиям, что воспринималось как предостережение быть бдительным и осторожным. Если же вареник достался с сахаром — жизнь в этом году будет сладкой, с шерстью — к богатству, с капустой — к свадьбе.

На Дону, как и во всей России, старинные традиции предков вызывают интерес, уважение и передаются из поколения в поколение.