Версия для слабовидящих
Вид со Шпиля. На переднем плане здание школы.

ОБРАЗОВАНИЕ НА ДОНУ. КЛЕТСКАЯ ШКОЛА.

Многие исследователи считают, что казаки изначально были людьми малограмотными, но с этим заключением можно поспорить, поскольку не только грамотность дает объективное представление о знаниях казаков.

Военные походы требовали особенных знаний, и смекалки. Казаки были искусны в добывании селитры для взрывчатки, умели точно рассчитать выход подкопа, в морских походах ориентировались по звездам. В качестве трофеев захватывались не только ткани, золото, серебро, драгоценности, но и компасы, песочные часы, карты и чертежи. Это свидетельствует о том, что всем этим казаки умели пользоваться. Часто и подолгу находясь в походах, они обладали обширными практическими знаниями географии, хорошо ориентировались и в море, и на суше.

Обучали письму и грамоте казаков лица духовного сана. Источниками распространения книжной культуры были монастыри.

Знания и грамотность приобретались в основном лично, с жизненным опытом, что почиталось среди казаков. Способствовала этому постоянная служба по всей России и за границей – долгие походы вводили служилых в круг новых знаний, явлений жизни и быта, получаемая информация расширяла кругозор.

С 1864 года начинается важный период в истории образования на донской земле. Войсковой атаман получил право открывать училища на средства станичной казны. Это способствует появлению на Дону во второй половине XIX века целого ряда учебных заведений и повышению грамотности населения Донского края.

Открытая в 1863 году Усть-Медведицкая мужская гимназия, на тот момент, решала проблему обучения жителей Верхнего Дона, поскольку обучение в столице было затратным. Но не все семьи могли позволить себе дать полноценное образование детям, даже недалеко от дома, посему усилиями организаторов народного образования на Дону открывались «общие квартиры» для бедных учеников на благотворительные стипендии. А желание казаков учиться грамоте способствовало образованию воскресных школ не только для детей, но и для взрослых, которые в большинстве случаев содержались благодаря «сочувствию и материальному содействию со стороны местных обществ, учреждений и частных лиц».

Учебные заведения в Усть-Медведицком округе области Войска Донского были представлены приходскими училищами.

В двухклассных школах, кроме этого, преподавались сведения из истории церкви и отечества. Ежедневно учебные занятия начинались и оканчивались молитвою. В праздничные дни дети посещали церковные службы, пели и читали на клиросе и выполняли положенную по церковному уставу обрядность – постились, исповедовались, причащались и т.д.

Церковно-приходская школа

Здание Клетской церковно-приходской школы принадлежало церкви, было в ней четыре комнаты, из которых одна служила сторожкой. Школьное здание деревянное, на каменном фундаменте, светлое, крытое железом, рассчитано на 60 учащихся, без квартиры для учителя.

Учебные предметы, которые перечислены в ведомости:

1) Священная история,

2) Арифметика,

3) Письмо,

4) Катехизис (заповеди),

5) Букварь (прописи).

В фондах музея хранится учебная Псалтирь, которая принадлежала ученице третьего класса Евдокии А. Селезневой, о чем есть запись на обложке книги, сделанная карандашом, видимо самой ученицей.

Система оценок в приходских училищах напоминала современную, но в ведомостях упомянуты все оценки: от “1” до “5”. Поведение учащихся оценивали по шкале от “0” до “5”, причём чаще встречаются “1”, “2”, “3”, несколько учеников получили за поведение “0”, а “5” баллов нет ни у кого! По окончании училища для каждого учащегося подсчитывался общий балл успеваемости.

Развитие сети учебных заведений шло медленно. Это обусловливалось несколькими причинами и, прежде всего, необходимостью содержать школы и другие учебные заведения за счет станичных обществ или родителей. Другой причиной была нехватка учительских кадров. Положение осложнялось тем, что атаманы не желали доверять воспитание детей войскового сословия учителям со стороны.

Но станица Клетская издавна известна  стремлением к просвещению и потому  детей посылали учиться в окружную станицу Усть-Медведицкую, Воронеж, Царицын, Новочеркасск. Войсковая администрация всячески поощряла образование и образованность, поскольку окончивший курс получал большие преимущества в продвижении по службе.

Из трудов исследователя и краеведа Елисеева П.И. нам известно, что в станице Клетской была своя гимназия, в 1862 году открыто станичное двухклассное приходское училище  для мальчиков. В 1866 году училище располагалось в наемном помещении с платою 100 рублей в год, содержалось на войсковые суммы по 550 рублей в год, состояло из одного класса в двух последовательных отделениях, штат – 2 сотрудника, сверх штата – 1. На 1 января 1866 года – 50 учеников: дворян – 4, духовного сословия – 1, городского – 4, сельского – 41.

На Дону, как и во всей России, образование получали только мальчики. Было так и в Клетской в двухклассном начальном  училище обучались одни мальчики.

Н.А. Келин

Н.А. Келин, поэт казачьего зарубежья, казак станицы Клетской, вспоминает, что его прадед Федор Иванович Кузнецов не рад был тому обстоятельству, что его сын Иосиф  тянулся к грамоте.  Хоть бумаги и карандашей в казачьем курене не было, он начал собирать свинцовые пломбы, которые иногда находил на отрезах сукна для казачьих шароваров и чекменей. Расплавив свинец, выливал через камышинки самодельные карандаши. А бумагу заменяли оструганные дощечки. Кто-то из грамотных казаков научил его азбуке. Но такое рвение к грамоте закончилось для мальчишки не лучшим образом: суровый отец, узнав, что тот научился читать, выгнал его из дома и отправил в подпаски, потому как он «больше батяни захотел знать».

          Сам Николай Андреевич  рос в обстановке где главным считалось образование и образованность, благодаря своему деду — Иосифу Федоровичу Кузнецову.  «Детство мое было безоблачным. Приспело время — бабка повела меня в двухклассную станичную школу и посадила куда-то во втором или третьем ряду. Ввиду того что отец, как я сказал выше, был совершенно безличным в семье, то нас в станице называли Кузнецовыми. И вот, помню, в класс входит учитель Ефим Игнатьевич Фролов, фигурой напоминающий классического Санчо Панса, с лицом красным, как помидор, и слезящимися, заплывшими глазками. Открыв классный журнал, начинает перекличку:

— Астахов.

— Тут!

— Не тут, а надо говорить: «я», — бубнит, слюнявя пальцы, Ефим Игнатьевич.

— Черячукин.

— Я! — шустро откликается бойкий мальчишка.

— Келин.

И, о ужас, я сижу как пришитый к скамье, и во мне холодеет сердце: «Ну какой же я Келин? Ведь я Кузнецов!..» А учитель снова:

— Келин! Встать!

Я окончательно сникаю и лезу под парту, откуда меня с большим трудом, ревущего благим матом, извлекают и отсылают домой. Придя домой, я категорически отказываюсь от школы. Все улаживает дед: после разговора с Ефимом Игнатьевичем меня уже называют Кузнецовым.

Шел 1908 год. По окончании трех классов начального училища в Клетской я сдал экзамен в Усть-Медведицкое реальное имени атамана графа Платова училище, единственное в округе среднее учебное заведение для мальчиков. Дело в том, что бывший у нас наказным атаманом князь Святополк-Мирский приказал закрыть все классические гимназии во всей Донской области. Именитый «просветитель» будто бы заявил: «Казакам нужны пики и шашки, а не классические гимназии». И область осталась только с реальными училищами, да и то в огромной Усть-Медведицкой станице реальное училище, было, кажется, открыто только после революции 1905 года».

С развитием образования в Донском крае растёт потребность в получении начального образования и девочками школьного возраста. Поэтому в станицах открываются женские училища 2-го и 3-го разрядов с двух-, трёхлетним сроком обучения. В 1885 году открытое двухклассное приходское училище для девочек (преобразовано из женского начального училища 3-го разряда).

Следует сказать, что обычно более половины учащихся впоследствии успешно сдавали экзамены в средние учебные заведения, откуда выходили учителями, агрономами, лесоводами.

С.В. Макаров

С 1903 по 1910 г. атаманом ст. Клетской был С.В. Макаров, личность весьма образованная, как гуманист в своей деятельности уделял большое внимание просвещению и здравоохранению. За 7 лет своего правления, он построил 18 школ в Клетском юрте, открыл двухклассное женское училище, высшее начальное училище в Клетской, построил здание станичного правления, больницу.

Вид со Шпиля. На переднем плане здание школы.

За учебу в начальном училище казаки не платили, а вот в высшем плата была высокая, да и условие ставилось – иметь квартиру в центре станицы. Конечно же, это было не по карману большинству казаков.

В фондах музея хранится свидетельство от 24 сентября 1914 г. о том, что сын урядника, Иван Николаевич Фролов удостоен звания учителя начальных классов, пройдя испытания в педагогическом совете Усть-Медведицкого реального училища. Где в последствии стал преподавать Иван Николаевич неизвестно.

В разные годы в должности заведующего училищем для мальчиков состояли Матвей Емельянович  Урюпинский и губернский секретарь Александр Рубцов. В этом училище вели закон божий священники Виссарион Николаевич Бурыкин, Виктор Гаврилович Маргаритов.  Преподавали учителя  Сергей Иванович Анисимов, Константин Прокофьевич Черников, Матвей Емельянович  Урюпинский, Михаил Семенович Попов, губернские секретари Петр Михайлович Захаров и Ефим Игнатьевич Фролов, коллежский регистратор Николай Петрович Дьяконов,  Александр Иванович Рубцов, Семен Васильевич Макаров, губернский секретарь Федор Борисов, колежский регистратор Илья Ефремов, Николай Воронков, Н. Никитин, С.А. Панфилов, В.И. Моисеев. Занятия по гимнастике проводили урядники Иван Платонович Сбойчаков, Николай Григорьевич Борисов. В этом училище в 1874-75 гг. было 58 учащихся.

В женском станичном двухклассном приходском училище в разные годы в должности заведующей состояли  Елена Леонтьева, А. Стефанова. Вел закон божий  священник Иоль Васильевич Федоров. Преподавали разные предметы Надежда Семилетова, П.М. Шинкареева, Н. Пчелина. В женском   начальном училище (до его преобразования в станичное приходское  училище для девочек), закон Божий вели священники Гавриил Петрович Маргаритов, Иоль Васильевич Федоров. Работали учителя и воспитатели Елизавета Гавриловна Маргаритова, Лариса Ивановна Федорова, Александра Федоровна Макарова, Екатерина Флоринская, Надежда Андреевна Попова, Евдокия Ивановна Новикова.

В церковно – приходской школе в конце 19 века в должности заведующего и законоучителя состоял священник Лев Карпович Козловский, преподавала имеющая звание домашней  учительницы Елена Калмыкова, в начале 20 века преподавала Юлия Гавриловна Маргаритова.

В основном зале музея хранится наряд, некогда принадлежащий Клетской станичной учительнице Агаповой Евдокии Ивановне, учившей Клетскую детвору  в 20-е г. ХХ века.

В 1919 году в станице Клетской открылась общедоступная начальная, а затем семилетняя школа.

В 1931 году открыта средняя школа.

После завершения контрнаступления в 1942 году, школа была открыта в одном из немногих уцелевших после взрывов и бомбежек зданий, где теперь и находится наш музей истории донских казаков.

 

 

Современное здание начальной школы построено в 1960 году. Здание средней школы – в 1972 году.