Версия для слабовидящих
pobeda

ПЛАТОНОВ ВЕНЕДИКТ МИХАЙЛОВИЧ

На песчаном бугре у самого берега Дона приютился небольшой хуторок Сарминский. Сразу за хутором от Дона на Север и Восток бугристая, песчаная и безлюдная на десятки километров степь. Справа и слева от хутора по течению Дона обширные луга, большие озера в вперемежку с густыми зарослями вербняка, делянами вековых дубов, тополей.

В домике с камышистою крышей на самом краю хутора жил казак Михаил Платонов. Жил Михаил бедно: в семье десять человек детей, а в хозяйстве одна только лошадь. Много и тяжело приходилось ему работать. С малых лет трудились дети.

В марте 1909 года у Михаила родился сын Венедикт. Радовался Михаил сыну, но и горько задумывался над тем, как детям дать образование, как вывести их в люди.

Рос Венедикт крепким, трудолюбивым, любознательным мальчиком. С нетерпением ждал времени, когда могут принять его в школу. Но в школу ему не пришлось идти со своими сверстниками. Старшего брата Семена взяли на войну с Германией, а отец все чаще стал жаловаться на здоровье, работать в полную силу уже не мог и потому нанялся маленький Веня пасти хуторскую птицу с ранней весны до поздней осени. Вставать ему приходилось на рассвете и, собрав хозяйскую птицу, одному гнать ее в луга, к озерам.

Правда была дана ему в помощь маленькая сестренка Люба, но от нее отказался. Тяжело было Любе с утра до вечера ходить за блудной птицей : немилосердно палило солнце летнее солнце, накаленная земля обжигала босые ноги, жесткая трава царапала и колола их. Временами мочил до последней нитки громовой дождь. И особенно ей было страшно, когда между могучими раскатами грома вдруг ослепительно сверкала молния и ударяя в вековую стоявшую неподалеку в теклине, вербу разбивая ее в щепы.

Часто Веня видел блестевшие слезинки в глазах сестры. Она говорила ему. Что устала и робко просилась домой.

-В куклы бы тебе только играть, — покровительственно, тоном взрослого говорил мальчик, в душе жалея сестренку и отпуская ее домой, готовый расплакаться.

Страшновато было и самому Вене: ведь может встретиться зубастая и голодная волчица или бешеная лиса, бросающаяся на все живое, в степных малотравнистых песках может ужалить босую ногу гадюка. Порой скучно и тоскливо было маленькому пастушку в долгие летние дни одиночества. Лишенный детских забав, игр со сверстниками, школы, он горько сожалел о том, что не может читать книжек, но он никому не жаловался и не плакал, надеялся на лучшее.

Годы шли. Отгремела первая империалистическая война. Началась гражданская война, жить становилось все тяжелее. В школу Веня все еще не ходил: летом он по-прежнему пас птицу, зимой помогал ухаживать за скотом. Вскоре гражданская война пришла на Дон. И если раньше о войне он знал по рассказам приходившего в отпуск с фронта старшего брата Семена, то теперь увидел ее у себя дома и испытал ее на себе.

Летом 1919 года передовая линия фронта белой армии проходила по правому берегу Дона. По левому берегу через х. Сарминский проходил фронт Красной Армии. Ежедневно происходили ружейные и пулеметные перестрелки, порой переходящие в артиллерийский бой. Временами совершались боевые вылазки через Дон

Солнечным августовским днем. Как обычно, Веня пас птицу. Находился он у песчаного бугра около озера Хирсей. В это утро ему особенно было тоскливо и грустно. В школу наверно ему не придется поступать и в этом году. Какая может быть школа, если люди ежедневно спасаются в погребах от обстрела хутора из английских пушек стреляющих от Клетской. Фронт же неизвестно когда двинется. Тишину и размышления о школе прервали необычно отчетливые и торопливые очереди, нестройный треск винтовочных залпов. О грозящей смерти мальчик понял по близкому певучему посвисту пуль, клубкам пыли от их рикошетов о сухую землю, трепыхающейся в смертной агонии пораженной пулями птицы. Веня попал в зону пулеметного огня.

— Бежать — убьют! Скорей на землю, — мгновенно мелькнула мысль. В груди неистово заколотилось сердце. Прыжок в сторону – и он уже лежал за бугорком, плотно прижавшись, своим горячим телом к нагретой солнцем и пахнущей травою земле. Пули продолжали свистеть над головой. Медленно шло время. Наконец стрельба прекратилась, наступила успокаивающая тишина. Мальчик медленно поднялся на колени. От нервного напряжения все тело было усталым, тяжелым. Оглядевшись вокруг, он нигде не увидел людей. Около него лежали несколько бьющих крыльями о землю подстреленных гусей, были и убитые.

С чувством благодарности вспомнил Веня брата за его солдатские рассказы и наставления, как спасать жизнь при орудийном и пулеметном обстреле. Поздно вечером, когда было, уже совсем темно Веня пригнал в хутор птицу и принес хозяевам их побитых гусей.

Наступила зима. Дон покрылся стеклянной гладью толстого льда. Фронт двинулся на юг, к черному морю. Открылась школа, но вене, как и ранее не пришлось в нее пойти. Он потерял горячо любимого отца: его подорванное непосильным трудом здоровье не выдержало, болезни от  простуды и он умер.

Жажда знания, потеря отца привела мальчика к большой дружбе с учителем с Гавриилом Ивановичем Евстратовым. В долгие зимние вечера учил его Гавриил Иванович грамоте, счету. Интересно рассказывал из истории Родины, объяснял явления природы внушал, что ученье свет, а не ученье тьма.

Только в 1921 году поступил Веня в школу и сразу в третий класс: сказались настойчивость мальчика, его стремление к знанию, желание догнать в учении своих сверстников, помощь Гавриила Ивановича. Но четвертого класса Вене так окончить так и не пришлось. Тяжелый удар готовила ему жестокая судьба. Летом в 1922 году умер от чахотки его учитель-наставник Гавриил Иванович. Школу из хутора перевели в

х. Затонский, помощи ждать было не от кого, и Венедикт нанялся батраком. Тяжелая жизнь, труд у чужих людей с раннего детства, полное одиночество. Но неудача с учебой его не сломила. Рос он не по годам серьезным, скупым на слова мальчиком: больше делал, чем говорил. Становясь юношей,  он хорошо помнил наставления отца и Гавриила Ивановича: быть мужественным и, стремиться к знаниям и любить труд. Свою Родину. Этому и следовал он в своей последующей жизни. Таково было детство Героя Советского Союза Венедикта Михайловича Платонова.

 

В ПАРТИЗАНСКОМ ОТРЯДЕ.

 

В 1924 году Венедикт вступил в комсомол.

В 1929 он работал в рыболовецком совхозе. В деле был всегда  среди первых.

В 1931 году его призвали в армию и зачислили в первый эскадрон 4-го полка 21-оц кавалерийской дивизии. С чувством радости, сознанием ответственности. Стремлением овладеть боевой техникой и знаниями одел молодой Платонов форму солдата и принял присягу. Служил и учился. В 1936 году он  был уже лейтенантом и командовал взводом, а в 1939 году он уже командовал эскадроном, тем самым эскадроном, в котором несколько лет тому назад пришел малограмотным солдатом. При освобождении от белополяков Западной Белоруссии командуя эскадроном, принял боевое крещение. В первый бой он шел с уверенностью в себя, в боевую выучку и стойкость своих бойцов.

В 1941 году Платонов был послан учиться в город Новочеркасск на курсы по усовершенствованию командного состава. Внезапно нагрянувшую войну, Венедикт Михайлович начал на Западной границе командиром автотранспортного батальона. В августе 1941 года воинское соединение. В котором он служил. Попало в окружение. В неравных боях были израсходованы боеприпасы и продовольствие. Разбившись на группы, с боем пробились к своим.

Одну из групп возглавлял Платонов. В районе г. Костюкович бойцы обнаружили листовки командования Красной Армии призывающие советских граждан в занятых врагом районах создавать партизанские отряды, диверсионные группы, уничтожать технику, боеприпасы. Создавать для него невыносимые условия. Решено было действовать немедленно – подрывать немецкие эшелоны. Отсутствие взрывчатки не остановило. Ночью в колхозной кузнице были изготовлены гаечные ключи, железные лапы, ломы.

В результате на следующий день на повороте железнодорожного полотна, проходящего по высокой насыпи, был пущен под откос немецкий эшелон с танками, понтонами. Это было на перегоне Орша – Унеча.

Начало было положено. В отряд влились штатские. На собрании группы было решено: добыть оружие , боеприпасы, продовольствие и активизировать борьбу с врагом, и впредь группе называться партизанским отрядом «За советскую Беларусь». Командиром отряда был избран Платонов.

Однажды, в первые дни существования отряда в лесу. Недалеко от опушки Платонов увидел ребят у костра. Подошел, поздоровался. На тлеющем огне жарилась птица, а около лежала пара карабинов, патроны, сумки.  Русская речь, приветливый тон и партизанский вид Венедикта Михайловича вызвал у ребят доверие. Начался оживленный разговор. Отцы, братья ребят на фронте, в занятой немцами их деревне школа не работала, на немцев им смотреть противно и поэтому оно проводили время в лесу и желают быть партизанами. Договорились об их помощи партизанам.  Глубоко тронул Венедикта Михайловича патриотизм крестьянских ребят, на душе стало теплее, радостнее. В результате этой встречи в условленном месте для партизан оказывались патроны, продукты и ценные сведения.

На окраине станции Белынковичи работал на немцев большой завод. Он изготовлял  муку, крупы, спирт, снабжая немецкую армию.

Партизаны решили его уничтожить. Завод хорошо охранялся немцами и полицаями. Брать его штурмом не было смысла: это привело бы к большим потерям или даже срыву операции. Решили применить хитрость.

Изучив наблюдением систему охраны завода, в предрассветную темь пять партизан, во главе с Платоновым, сливаясь, с намокшей от дождя землей неслышно, подползли к посту в проходных воротах. Часть отряда располагалась неподалеку. Пост был взят без крика. Оставленный живым гитлеровец провел партизан в помещение охраны завода. Предстоял решительный момент, нервы были напряжены да предела. С паролем подошли и уничтожили часового охраны. С автоматами и гранатами на изготовку вошли в казарму спящих гитлеровцев.

Раздалась властная команда Платонова «не шевелись». Непреклонная решимость, презрение к смерти были во взглядах и движениях партизан. Обескураженные и перетрусившие гитлеровцы под дулами автоматов дали связать себя и покорно лежали. Четверо партизан остались их охранять.

Венедикт Михайлович с партизаном, взяв с собой начальника караула, подошли к часовым охраны территории завода. Немецкий пароль действовал безотказно. К часовым подходили вплотную и уничтожали. По сигналу в завод вошли партизаны. Они облили горючим цехи завода, склады, на автомашины погрузили оружие. Продовольствие. Подожженный во многих местах огромным костром грел завод, вспышками бездымного, ослепляющего пламени, взрывались, цистерны со спиртом на мгновенье ярко, освещая окрестность.

Вскоре из города по шоссе к горевшему заводу помчались пожарные машины немцев. Партизаны встретили их метким автоматным огнем из перелеска. На большой скорости, со сраженным шофером, машина, вильнув в сторону, перевернулась, затем вторая. Завод догорал. Задание было выполнено.

Последующая жизнь отряда – это десятки пущенных под откос  немецких эшелонов, уничтоженных  с охраной железнодорожных мостов, боев с врагом, спасение жизни советским гражданам, детям.

Семье партизана по фамилии Подобед – местного жителя грозила немецкая расправа. Пришлось взять в отряд его жену, шестилетнего сына Рема, с двумя меньшими сестренками.

— Дети в отряде вели себя героически, — с теплотой вспоминая, рассказывал Венедикт Михайлович.

— Наш отряд, прижатый, карателями с трех сторон к болоту, вел тяжелый неравный бой. Разрывы вражеских мин буквально покрывали каждый квадратный метр. В окопе, прижавшись к стене, сидела жена Подобеда, прижимая к себе детей. Частый грохот минных разрывов в ее сознании картины, что вот еще мгновение и ее дети будут изуродованными, истекающими кровью трупами. Или плен и расстрел детей рукой карателей на глазах у родителей. Она плакала, но Рем не плакал, он сказал матери: «Чем плакать, взяла бы винтовку и шла к партизанам стрелять немцев».

Ночью, отстреливаясь, отряд, ушел через болото от немцев. Через несколько дней каратели, снова напали на след партизан. Преследуемый отряд, отстреливаясь, рассредоточено, отходил по лесу. Сестренку Рема, 4-х летнюю Надю, как обычно всегда при переходах, нес партизан Алексей. Он любил девочку, привык, к ней и она, отвечала ему такой же привязанностью и искренностью детской души. Немцы стали окружать отряд: выстрела стали слышны с боков направления отряда. Надя была спокойна, не плакала: она уже привыкла к стрельбе и безропотно переносила лишения.

Вдруг ее дядя Леша обмяк. Тихо опустился на колени, без стона повалился на бок, и остался недвижим. Бок и сердце пронизала немецкая пуля.

— Что будет с ребенком? Не напугать ее своею смертью, — мелькнула мысль в его сознании и погасла вместе с жизнью. Умер он без стона. Через полмесяца партизаны обнаружили Надю в одной окрестной деревне. При встрече она рассказала: «Дядя Леша нес меня на руках, а потом лег и уснул. Дядя Леша спит и спит, а я около него сижу и сижу, жду, когда отдохнет он, проснется, и мы пойдем. Я сидела и ждала долго, долго, а потом по…

Возможно, маленькая Надя и чувствовала смерть своего друга, но не хотела в нее верить, что же она будет делать одна без него.

Надя продолжала: «Я сидела около него и ждала долго, долго, пока он проснется, а потом подошел чужой дядя и увел меня в деревню».

Семья Подобеда жива в настоящее время. Рем окончил институт в Ленинграде. За свое пребывание в партизанском отряде и проявленную самоотверженность в нем, он был награжден медалью.

Отряд под командованием Платонова действовал в тылу врага до момента его соединения с наступающей Советской Армией – 29 сентября 1943 года. После Венедикт Михайлович был вновь вызван в Москву, где в штабе партизанского соединения он был награжден орденом Красного Знамени и медалью Партизана Отечественной войны. В октябре он прибыл на родину в ст. Клетскую в отпуск, на месяц.

 

хххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххх

 

В июле 1944 года Венедикт Михайлович был назначен командиром головного отряда 56 гвардейского кавалерийского полка 14 гвардейской кавалерийской дивизии. В это время ему была поставлена задача: форсировать с хода реку Тулья, реку Буг в районе г. Ковель, и обеспечить перправу полка. Действовать южнее г. Хельм – перерезать дорогу Люблин – Кр. Стов.

В результате успешного выполнения задачи и выхода отряда на дорогу Люблин – Кр. Стов, был отрезан с северо-запада, известный всему миру лагерь смерти Майданек. Гарнизон лагеря во главе с комендантом был взят в плен и частично уничтожен. Венедикт Михайлович в эту операцию был награжден орденом Красного Знамени.

21 января 1945 года войска первого Беларусского фронта перешли в наступление и прорвали фронт немецкой обороны в районе города Сандомир. 7-ой гвардейский кавалерийский корпус был введен в прорыв. 56-й полк действовал в первом эшелоне. Эскадрон под командованием Платонова действовал в головном отряде. Выполняя задание. Эскадрон ночью двигался по дороге в направлении г. Томашев. По бокам дороги сплошной стеной стоял сосновый лес. Примыкая к концу эскадрона. Двигалось небольшое наше танковое подразделение. Равномерный гул  танковых моторов напоминал отдельную мирную картину работы тракторов. Постепенно этот гул  стал слышаться справа слабее. А затем смолк в отдалении. Венедикт Михайлович ехал в голове. Сверившись с картой, свернул с прямой дороги на примыкающую к ней под углом дорогу в обход Томашева. В это время позади эскадрона – снова гул моторов. И когда он стал близко. Послышались торопливые выстрелы двух эскадронных пушек прикрытия. – Бьют своих, – подумал Платонов, и поскакал в хвост эскадрона.

Навстречу ему – связной. Он доложил, что к эскадрону сзади пристроилась гитлеровская мотомехколонна немцев с танками. Бронетранспортерами. Действовать нужно смело, решительно. Платонов, приказав, спешится, и обложить, колонну немцев по лесу с обеих сторон дороги, забросав ее гранатами, а сам поскакал к пушкам. Подъезжая, он увидел. Как мимо них, стоящих у свилка дороги, прорвались на полном ходу немецкий танк и штабная легковая автомашина. – Струсили, в панике. Не видят, не знают наших сил, — подумал Венедикт Михайлович. Но вот из колонны вышел второй танк и направился быстро вперед. Первый его снаряд пролетел над головой орудийного расчета. «Второй угодит в цель» — подумал Венедикт Михайлович, и поэтому скомандовал: — «Ложись!». Второй выстрел танка угодил в пушку и вывел ее из строя.

Танк мчался на вторую пушку, готовясь в нее выстрелить, раздавить гусеницами. Но Платонов и его бойцы не дрогнули. Они выстрелили почти в упор по мчавшемуся на них танку. Танк завертелся на месте. Немцы, видя такую решительность действий, решили, что перед ними глубоко эшелонированный заслон. А когда в них полетели из леса, с боков дороги мины и гранаты решили, что окружены и стали сдаваться. Это быстро решило исход сражения. В результате осталось на месте 10 подбитых танков, 14 бронетранспортеров, около ста автомашин. Двести гитлеровцев было взято в плен.

После боя под Лодзью Венедикт Михайлович был назначен первым помощником командира полка, а затем начальником передового отряда 14 гвардейской кавалерийской дивизии. Кавалерийский корпус, в состав которого входила 14-я гвардейская кавалерийская дивизия, продвигаясь вперед перед г. Гросзинберг попал в окружение. Положение создавалось критическое. Командование корпуса приказало Платонову прорвать кольцо окружения. Быстро изучив расположение немецких частей и их огневых точек, выбрав направление удара, глубокой ночью повел Венедикт Михайлович своих бойцов на прорыв.

Отряд бесшумно подкрался к позициям немцев. Встревоженный враг начал беспорядочную стрельбу. На деревенском кладбище развернулся немецкий бронетранспортер. Но было уже поздно: он не успел сделать ни одного выстрела, как был разбит из пушки прямой наводкой. С близкой дистанции были уничтожены огневые точки противника. Залегший отряд по команде Платонова бросился в рукопашную атаку. Стрельба пулеметов и автоматов почти прекратилась. В морозном ночном воздухе слышались глухие удары прикладов, по предсмертному стону узнавались бесшумные удары штыков. Изредка тьму ночи прорезали яркие вспышки огня, слышался грохот от разрыва гранат и мин в местах, где засели немцы. Через полчаса все было кончено , корпус входил в прорыв. Огрызаясь, он уходил из окружения. Чтобы двинуться вперед к Одеру – последней водной преграде перед столицей Германии Берлином.

Отряд подошел к Одеру ночью, опередив дивизию, расположенную в деревне на 10-12 километров. Из донесений дивизионной разведки было известно, что переходов через Одер нет и потому, Платонов получил приказ: занять оборону по Одеру, производить разведку наблюдением. Отряд расположился за дамбой, идущей параллельно берегу реки. На рассвете Венедикт Михайлович вышел на разведку один, остановился у ствола старой сосны. На противоположном берегу были видны немецкие укрепления, но тревоги там не чувствовалось. Справа, в 3-4 км, виднелась деревня. Изучая с помощью бинокля оборону немцев, Венедикт Михайлович взглянул вверх по течению реки. На белом фоне реки отчетливо виднелась цепочка в несколько десятков человеческих фигур, переходящих на противоположную сторону. – Кто это? Остатки немецкой разбитой части, перебирающейся к своим? – мысленно задал себе вопрос и ответил на него Венедикт Михайлович. Вот и подтверждение: около перешедших реку, стала собираться толпа, послышался гул голосов.

Четко заработала мысль у Венедикта Михайловича. Зрело решение. Огневым средством отряда взять на прицел собирающуюся толпу немцев.»Отряду подготовиться к форсированию Одера!» — отдал приказ Платонов. А стал снова у сосны с пулеметчиком Прохоровым, и связным Дурдыевым. А толпа немцев продолжала расти: было у них что-то вроде митинга, по всем данным траурного. Толпа на берегу достигла нескольких сот человек. «Пора» —  решил Венедикт Михайлович, и дал команду  — «Огонь!». Немцев расстреливали как макеты на полигоне, они падали десятками. В толпе поднялась паника.

По команде Платонова отряд пошел в атаку через Одер.

— За мной! – крикнул Венедикт Михайлович Прохорову и Дурдыеву и ринулся с пулеметами в реку. Встретившиеся на берегу доты забросали гранатами. Установив пулемет, стали поливать свинцом врага с флангов и уничтожать бегущих к деревне немцев. Соединившись с отрядом, Платонов с ходу зашел в деревню, захватив в плен легковую машину со штабными офицерами. Быстро связавшись, по телефону с дивизией Платонов, доложил о форсировании Одера.

В образовавшийся прорыв вошла дивизия и корпус. При встрече командир корпуса обнял Платонова, поблагодарил его и бойцов за форсирование последней реки перед Берлином.

За форсирование Одера бойцы получили правительственные награды. Венедикт Михайлович был награжден орденом Ленина и Золотой Звездой Героя Советского Союза.

С жестокими боями подходила Советская Армия к Берлину. В ее первых рядах шел и Венедикт Михайлович Платонов.

22 апреля в районе Ораниебурга во главе отряда форсировал судоходный канал и захватил вражеский аэродром с самолетами.

Раннее утро 26 апреля отряд идет в атаку за г. Ротено. Под жестоким огнем неподалеку у движущейся в цепи пушки сражен вражеской миной расчет. Платонов подбежал с несколькими бойцами к пушке, пригнулся к ней, чтобы двинуть вперед. Здесь его настигла вражеская пуля. Прострелив ладонь, она ударила в металлическую пряжку портупеи, изменила направление и, прострелив мякоть груди, вышла у левого плеча. В госпитале Платонов сожалел о том, что ему не пришлось закончить войну и отпраздновать День Победы в Берлине. Навестивший его начальник политотдела дивизии сказал, что дальше занятого Ротенова, находящегося западнее Берлина, по приказу командования дивизия не пойдет, для нее боевой путь окончен.

Хорошее лечение. Радость победы, быстро восстанавливала здоровье Венедикта Михайловича. 24 июня он участник Парада Победы в Москве на Красной Площади. Отдохнув в родной станице, Венедикт Михайлович учится и кончает высшую офицерскую бронетанковую школу, трудится в арии.

В 1948 году он переводится на службу в военно-воздушные десантные войска. Затем кончает высшую военно-десантную школу и командует подразделением этих войск. За 8-летнюю службу в ВВС Венедикт Михайлович совершил 85 прыжков с парашютом. В 1955 году Венедикт Михайлович демобилизовался из Армии по состоянию здоровья в звании подполковника.