Версия для слабовидящих
pobeda

ОРЛОВА АЛЕКСАНДРА ИВАНОВНА

 Её история жизни уникальна. На её долю выпали все невзгоды войны, однако она никогда не падала духом, свято верила, что война все равно скоро закончится. Наверное, эта мысль подстегивала и всех советских людей в те годы…

Орлова Александра Ивановна родилась 1 мая 1922 года  в хуторе  Борисове  Перелазовского района Царицынской губернии  в крестьянской семье Ивана Акимовича и Агафьи Андреевны. Вместе с  младшими  братьями Анатолием и Николаем училась в Калмыковской  школе до 7 класса.  После окончания  школы  работала  помощником библиотекаря. Учиться очно не было возможности, но мечтала быть учителем.  Поступила в педучилище  г. Сталинграда  на заочное  отделение.  Первый год работала в школе пионервожатой, а на следующий год дали второй класс.

Страшная весть о войне застала Александру Ивановну во время сессии в педучилище.   Отработала ещё почти один год и 2 апреля 1942 года с  группой девчат-добровольцев  ушла на  фронт. Ей было 19. Совсем молоденькая, полная желания и энергии работать, мечтать, любить – уходит на войну. Вслед за ней, летом 1943 года уходит средний брат Анатолий, а в 1944 году —  младший Николай.

В аттестатах отметок не ставят за смелость,                                                                                                         

За любовь к своей Родине, дружбу и честь.                                                                                               

Им в боях довелось проверять свою зрелость,                                                                                                  

И отметок таких невозможно учесть.                                                                                                  

Экзамен на верность любимой Отчизне                                                                                              

С честью выдержал каждый из наших ребят.                                                                                               

Имена их отныне почётно и гордо,                                                                                                                         

Как в шеренге бойцов в школьном списке стоят.                                                                                                          

Враг рвался к Сталинграду. Вслед за отцами и братьями милые, хрупкие, нежные отправлялись в самое пекло войны.   Вот что рассказала Александра Ивановна:  «Привезли нас в Сталинград в пункт новобранцев, сразу в баню. Здесь попрощались с косами, локонами, причёсками. Подстригали  всех  под «бокс».  И начались непрерывные занятия с раннего утра до позднего вечера, до отбоя. Даже наши командиры, проводившие с нами все эти занятия, лейтенанты Пётр Кравченко и Иван Астахов, удивлялись, как это наша  «сорочинская ярмарка» не падает с ног, не просит пощады.  «Сорочинская» потому,  что в полк  никак не могли «доставить» женское обмундирование. Мы  в своих разношёрстных платьях, юбках, блузках, кофтах  представляли довольно живописное зрелище.  А лейтенанты были строги и выполняли расписание от минуты до минуты.  И если уж стрелять – с полной отдачей.  Марш – бросок – так с полной выкладкой.  По – пластунски – так паши носом землю и чтобы не одна часть тела не поднималась выше положенного».  Наконец нам выдали обмундирование: гимнастёрки и юбки непонятного, скорее всего, мышиного цвета, узкие ремешки. Бельё мужское. И всё  не по росту. Ботинки  43 размера. Толстенная подошва, с металлической  прокладкой каблуки, круглые носы  и материал, из которого они были  сооружены, делали их абсолютно негнущимися. Наряд завершали фуражки  вместо  пилоток.  Но после посещения  генерала  Громадина всё изменилось – выдали  хорошо подогнанные гимнастёрки, юбки, лёгкие, прямо-таки изящные после английских «ботфортов» ботинки  сделали многих девчат гораздо обаятельней. …Немецкие самолёты небольшими группами всё чаще пытаются прорваться к городу. Ни одного дня, ни одной ночи теперь не проходило без тревог.  Запомнилась ночь 22 июля.  Запомнилась потому, что был большой налёт фашистских самолётов,  «юнкерсы» и «хейнкели» заходили на город с разных сторон, чтобы поставить зенитчиков в сложные условия, отвлечь их на одном направлении и попытаться прорваться на другом.   Вспоминается эпизод о неравном  поединке. Ранним утром  18 немецких самолётов Ю-87 стали бомбить завод «Баррикады». Единственная пулемётная точка открыла огонь по фашистским самолётам. Огонь вела Мария Барсукова. Одной удачной очередью она сбила самолёт Ю – 87. Он загорелся и взорвался.  Тогда остальные 17 самолётов развернулись в строй   и  все  по  очереди  стали  пикировать  уже  только  на  машину  с пулемётной  установкой.  А Мария продолжала принимать огонь на себя, спасая тем самым других бойцов. Сама же от летящей смерти была прикрыта только гимнастёркой. И вот очередной взрыв, и загорелась машина, шофёр был убит. Мария  продолжала  вести  огонь.  Пламя  подобралось  к  ногам  Марии Барсуковой  и  охватило  её одежду. Из этого пылающего факела была слышна пулемётная очередь. Так сгорела, ведя бой, Мария Фёдоровна Барсукова. Самое страшное  – массовые налёты варварской бомбардировки.   Основная  масса самолётов над городом.  14 октября 2000 самолётовылетов немецкая авиация сделала на участок в 4 километра в районе заводов «Красный Октябрь», «Баррикады»,  «Тракторного».  И сыплются, сыплются бомбы.  Описать, что творилось на земле – невозможно. Все мы засыпаны землёй, оглохшие, задыхались от дыма и гари.  Потоки  горящей  нефти  и  бензина  устремились  к  Волге. Всё горит — земля, небо, вода. Горит город.  Как  спички  вспыхивают  телеграфные  столбы.   Как во сне, в кошмарном сне. Даже не верится тому, что видят глаза и слышат уши.  Кажется, что всё  это  сейчас кончится, снова будет тихо, снова будет голубое небо, но это продолжалось  долго.   Никогда больше за всё время великого сражения она не испытывала такого ужаса и бессилия из-за того, что невозможно прекратить этот ад.  Сказывалась не только и не столько физическая усталость, сколько угнетающее впечатление от горящего города. Но гитлеровцы просчитались, когда решили поставить город на колени. В горящем Сталинграде с перепаханной снарядами и бомбами землёй, где, казалось бы, негде укрыться, как влитые стояли советские солдаты. Вот как будет написано через много лет военными историками о боевых действиях, которые вёл 15 октября истребительный батальон 748 зенитного артиллерийского полка: «Ценой огромных потерь противник захватил Тракторный завод. При поддержке авиации и танков на позиции батальона наступало до  полка фашистской пехоты.  Непрерывный бой  длился 18 часов». Они сделали  всё невозможное.  В эти напряженные дни героями были все. Не случайно те, кто после боев остался в строю, отмечены высокими правительственными наградами.

«А впереди ещё война, ещё нелегкая дорога –                                                                                                       

На Волге павшие друзья к нам все приходят на подмогу.                                                                  

И в горький миг, и в трудный бой друзей погибших вспоминали.                                            

Своей огненной судьбой они вперёд, к победе звали».                                                                 

Медаль «За боевые заслуги» вручили Александре Ивановне в декабре 1942 года, медаль «За оборону Сталинграда» в октябре 1943 года.  Позже рядом с медалями на груди засиял  орден  Отечественной  войны  2 степени, медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941- 1945 гг.», медаль Жукова и много юбилейных медалей Для Александры Ивановны Сталинград тех дней памятен не только боями. Здесь она принята кандидатом в члены  КПСС. Вспоминает Александра Ивановна: «Полк почти был разбит, всех, кто остался, эвакуировали за Волгу. Не было ни воды, ни еды. Вода в реке была страшная: мазут, обломки самолётов, трупы…  Разболтаешь  котелком  и пьёшь, поили раненых».

«Я помню утро октября: средь тишины над Волгой небо словно раскололось,                          

Когда с врагами во весь голос  заговорил советский «Бог войны».                                          

Вернулась ночь, едва рассвету уступив, во мгле кромешной землю закачало.                              

Нам стало ясно: это же начало, заветный час наш наступил».                                                             

В 1943 году  полк сформировали  вновь.  В Сталинград приехали 2 февраля. Был сильный мороз.  Ещё  кое-где  раздавались выстрелы. Весь город залит алой кровью. Негде было ступить, сплошные трупы. И наши, и немцы вперемешку. Город весь в развалинах. Создавались похоронные команды.  Трупы немцев собирали до самой весны. Наша часть охраняла  важные стратегические  объекты: мосты, заводы. В  1943 году война не закончилась. Настоящая победа меня застала в Белоруссии.  Два  года работала в областном контрольном учётном бюро г. Барановичи старшим контролёром». Но запах степной травы, просторы  полей, запах хлеба, испеченного матерью – всё звало на Родину. В 1947 году вернулась в хутор Калмыков, работала счетоводом, бухгалтером, экономистом.  Много лет прошло, не всё сохранилось в памяти. Что-то забылось, что-то под грузом прошлых лет видится по-другому».                                                                             Александра Ивановна — ветеран труда. Всю жизнь посвятила сельскому хозяйству.  За достигнутые высокие производственные показатели в социалистическом соревновании, за отличную дисциплину на производстве, активное участие в общественной жизни и примерное поведение в быту была  удостоена звания «Ударник коммунистического труда». В 1959 году  принимала участие в проведении Всесоюзной переписи населения в качестве счётчика, за  что  Советом Министров ей объявлена  благодарность.