Версия для слабовидящих
pobeda

РЕЗЧИКОВ НИКОЛАЙ ВИКТОРОВИЧ

И смотрит на сынов своих Россия,

Как будто лишь вчера закончен бой.

Проходят победители седые,

Победа остается молодой.

Резчиков Николай Викторович родился 14 ноября 1920 года в х.Селиванове. Семья жила в красивом месте хутора — рядом с домом простиралась левада, а за ней речка Куртлак. Бабушка  — Селиванова Татьяна Ивановна , работала учителем в школе, прабабушка Ульяна правила домашним хозяйством. В 1931 году в семье родилась сестра папы Валерия. Спустя некоторое время они переезжают жить в станицу Клетскую. В 1939 году папа заканчивает Клетскую школу с отличием и поступает в Московский химико-технологический институт им.Менделеева. С первого курса его призвали в армию. Он попал служить в 1-ю мотострелковую пролетарскую дивизию, в 12-й танковый полк под Москвой. За годы службы прошел хорошую военную подготовку, закончив школу сержантов, он был заместителем командира взвода в звании старшего сержанта.

22 июня 1941 года ярко светило солнце и ничего не предвещало беды. Солдаты  спешили в увольнение погулять по Москве. Ни отец, ни его товарищи еще не знали, что на погранзаставах уже шла война.

Солдат подняли по тревоге, в считанные секунды все были на боевом посту. Печальную весть о вероломном нападении противника сообщил солдатам командир роты. Мирная, теплая и счастливая жизнь закончилась на долгие четыре года.

Полк погрузился на товарный эшелон, доследовал до станции Бажов Минской области, там была дана команда разгружаться, развернув башни орудиями назад, чтобы при спуске с платформы они не зарывались в землю, двинулись в лес, в укрытие. Только они успели укрыться, как налетели немецкие самолеты и от железнодорожной станции не осталось и следа.

Полк следовал в авангарде — батальон, головной отряд — рота, головной походный заслон — разведдозор. Отец, как помощник командира взвода, осматривал окрестности через бинокль. И несмотря на то, что встреча с вражескими танками была неминуема, она все равно получилась внезапной. Стоя на башне танков с открытыми люками, обнаружили движущуюся колонну немецких танков. Насчитали их семнадцать, за ними двигалась бронетехника и пехота. Реакция была мгновенной — надо искать укрытие. Военная выучка и смекалка помогла в этой ситуации. Недалеко обнаружили лесопильный завод, а рядом с ним большие кучи опилок. Эти кучи послужили прекрасной маскировкой для танков. Дав задний ход, они погрузились в них и как бы растворились, оставив на поверхности концы пушечных дул и смотровые щели. Опилки были мокрыми и слегка парили, делая отличную маскировку. Стали ждать приближения противника, который был перед ними, как на ладони. Подпустив немецкие танки на близкое расстояние, они стали их планомерно расстреливать. Почти каждый залп без промаха попадал в тяжелый немецкий танк, круша сначала танки, потом легкую технику и мотопехоту. Бой был не из легких, все семнадцать немецких танков были уничтожены вместе с техникой и мотопехотой.

Немцы вначале не могли понять, откуда их уничтожают, а когда поняли — было уже поздно что-либо предпринять. Танковый взвод вышел из этого боя в полном составе и без потерь.

Это был первый бой, за который полковнику Крейзеру было присвоено звание Героя Советского Союза 22 июля 1941 года, а отец получил орден Боевого Красного Знамени, его танковый экипаж — орден Красной Звезды. Этот орден отец получил в свои двадцать лет и был награжден одним из первых в нашей станице.Первый год войны по воспоминаниям был, пожалуй, самым сложным, со страшными потерями. Вскоре хлебнул военного лиха отец Резчиков Николай Викторович.

— Началась полоса невезений и невзгод. Противник обошел севернее и южнее, отрезал нас и пехоту от базы снабжения. Мы остались без боеприпасов, горючего, сухпайка. Командир приказал слить весь бензин и собрать все имеющиеся боеприпасы. Снарядили шесть машин. Остальные танки пришлось уничтожить, чтоб не достались врагу.

Это было единственно правильное решение на тот момент и оголенная, горькая правда войны. Поэтому больно резанули слова полковника комендатуры: «Бросили, сволочи, свои танки». Но эти слова прозвучали позже, когда вышли из окружения, ценой нечеловеческих усилий пробиваясь к своим. Командир 6-го мотострелкового полка их дивизии подполковник Петров вывел их из окружения в район Бреста. В прифронтовой полосе они встретили группу наших разведчиков. Они-то и перевели их через линию фронта. Когда попали к своим, командиров сразу увезли, больше о них ничего не слышали. А младший командирский состав и рядовых отправили в запасной стрелковый полк. В пехоте отец воевал до декабря 1941 года, вновь попадал в окружение и опять выходил из него. Когда они вышли из окружения во второй раз, их подразделение построили и приказали сделать шаг вперед всем, окончившим среднюю школу, техникум или ВУЗ. Их, молодых грамотных парней, направили в парашютно-десантное училище в г.Ногинск под Москву и стали готовить из них воинов-десантников. Прыгали с парашютом, овладевали приемами десантного мастерства, учили немецкий язык. Занятия проводили заслуженные мастера спорта. Тренировки были по десять часов в сутки, кормили до отвала, после отбоя засыпали замертво. Перед выпуском отцу было присвоено звание мастера спорта по рукопашному бою.

После окончания училища был направлен командиром взвода в 6-й воздушно-десантный корпус 13-й воздушно-десантной бригады. Война набирала обороты. Сводки Информбюро были неутешительными. Немцы прорвали оборону в районе Сталинграда. И вновь погрузка в эшелон. На дворе жаркий июль 1942г. Попадают в самое пекло.

— Не доезжая до станции Лог,— вспоминал отец,—марш-броском, мелкими группами, двинулись к Дону. С неба бомбили вражеские самолеты, затрудняя передвижение. Перебравшись через накладной мост в Н-Григорьевке, мы отправились к станице Сиротинской. Там на высоте господствовали фашисты. Обученные ночным боевым действиям, наступали на врага. Высота оказывалась то нашей, то вновь переходила к фашистам. Стойкости и мужеству наших солдат мог позавидовать любой противник!

Здесь отец получил тяжелое ранение обеих ног. И убедился в силе фронтового братства, когда его с поля боя вынес помощник комвзвода. Попал в госпиталь в Камышин, потом его переправили в далекий Иркутск. После госпиталя снова фронт. Теперь уже Орловско-Курская дуга, где проходило великое танковое сражение под Прохоровкой, затем Украина, где отец получает второе ранение, а за боевые заслуги — звание капитана.

А в мае 1945 года в составе 287-й Новоград-Волынской стрелковой дивизии участвовал в штурме Берлина. Освобождал Прагу. С первого и до последнего дня войны Николай Викторович Резчиков ковал Победу в жесточайших боях. Имел множество наград. После войны войсковая часть, в которой служил отец, вернулась на территорию СССР, в Прикарпатский округ. А в 1947 году он в группе оккупационных войск возвратился в Германию.

За участие в Великой Отечественной войне награжден орденами:

Красного Знамени, Красной Звезды, Александра Невского, Отечественной войны I степени, Отечественной войны II степени, Отечественной войны III степени.

Медалями:

«За победу над Германией», «За освобождение Праги», «За взятие Берлина», «За безупречную службу I ст.» и 13-ю юбилейными медалями.

После войны Николай Викторович продолжал служить в армии в должности командира мотострелкового батальона. Он обучал наших солдат — горных стрелков, в совершенстве владеть оружием и умению воевать в условиях горной местности. Место службы менялось часто Армения, Грузия и Азербайджан. В 1961 году Николай Викторович демобилизовался  приехал на родину родителей в ст.Клетскую.

Работал в райкоме партии инструктором, спустя несколько лет — инспектором народного контроля, затем вышел на заслуженный отдых. В годы работы принимал участие в проведении парадов на празднованиях Дня Победы в ст.Клетской. Его приглашали на Уроки мужества в школу, куда он ходил не очень охотно, так как не любил воспоминания военных лет. Николай Викторович умер 28.02.2012г.