Версия для слабовидящих
pobeda

МЕДИЧЕНКО АВРААМ САВВИЧ (1904 -1942)

Медиченко Авраам Саввич

Медиченко Авраам Саввич, родился в 1904 году. Работал на Новолипецком заводе с начала строительства. Работал в турбинном цехе ТЭЦ. Затем — старшим машинистом турбогенератора. За безупречный труд в 1939 году получил одним из первых награду — орден «Знак Почета». На фронт ушел добровольно в 1941 году. В звании старшего лейтенанта заместителем командира роты по политчасти воевал в отдельном учебном батальоне 76-й стрелковой дивизии.

Погиб под Сталинградом в боях за станицу Клетская, награжден посмертно орденом Красного Знамени.

Из приказа по заводу: «Бывшего машиниста ТЭЦ, товарища Медиченко Авраама Саввича, мужественно защищавшего Родину от фашистских полчищ в период Великой Отечественной войны, навечно зачислить в штатные списки турбинного цеха ТЭЦ Ново-Липецкого металлургического завода».

БЕССТРАШНЫЙ ПОЛИТРУК

Командир 93 стрелкового полка 76-й стрелковой дивизии майор Сушков Филипп Тимофеевич

Из воспоминаний людей, знавших Авраама Сввича, и из сохранившихся документов. В неполные 16 лет пришел  Медиченко чернорабочим на Ситковский сахарный завод Винницкой  области. Вскоре стал комсомольцем, а затем и коммунистом. В начале 30-х годов на левом берегу реки Воронеж в густом сосновом бору впервые появились строители будущего гиганта черной металлургии в центре России Был среди них и Медиченко. Сначала он работал в турбинном цехе ТЭЦ насосником, потом освоил специальность машиниста турбогенератора. В марте 1939 года за стахановскую работу был награжден орденом «Знак Почета».

В сентябре 1941 года Медиченко должен был стать слушателем Промышленной академии. Война перечеркнула все. 22 июня 1941 года, на митинге рабочих завода прозвучали его страстные слова:

— Я политрук запаса. Прошу направить меня в действующую армию. Заверяю, что доверие металлургов Липецка оправдаю.

Медиченко ушел на фронт. Его жена Раиса Ивановна рассказывала:

-Меня с детьми в то время в Липецке не было. Приехали, на столе записка: «Дорогие мои ребятишки Вова и Валя, я ушел на фронт». А мне написал отдельно: «Рая, ты знаешь, куда я иду. Береги детей. А еще прошу тебя, сохрани хотя бы одну фотокарточку. Всякое может случиться. Пусть дети знают, какой у них отец. Но помни одно – без победы мы не вернемся».

Во второй половине 1942 года над крохотным пятачком на правом берегу Дона у станицы Клетская бушевал огненный смерч. С каждым днем бои становились все ожесточеннее. Более трех месяцев на плацдарме у Клетской сражались воины 76-й стрелковой Краснознаменной дивизии. В учебном батальоне этой дивизии политруком пулеметной роты был А.С. Медиченко. Каждый день, каждую ночь солдаты видели и слышали своего политрука. Они видели его спокойно идущего под пулями, спокойно разъясняющим положение на фронтах.

На рассвете 24 октября 1942 г. 93-му стрелковому полку и учебному батальону было приказано выбить фашистов с высоты 154,7 северо-восточнее Клетской.

-Самая тяжелая задача в этой операции, — рассказывает бывший комиссар учебного батальона Иван Демьянович Юрченко, — выпала на долю пулеметной роты, где политруком был Медиченко. К середине дня гитлеровцы были выбиты с высоты. На рассвете 25 октября заговорили фашистские пушки, минометы, пулеметы. Уже до пока пехоты, усиленного танками рвалось на высоту. До двадцати фашистских атак было отбито на высоте в течение дня. Взвод лейтенанта Субботы несколько раз переходил в рукопашные схватки. Сержанту Анатолию Волошину  удалось захватить в плен  расчет вражеского станкового пулемета. Повернув пулемет против цепи гитлеровцев, он косил их до тех пор, пока не был сражен вражеской пулей.

К концу дня политрук Медиченко был ранен в руку.

— Я приказал Медиченко, продолжает комиссар, отправиться в медсанбат на перевязку, но он наотрез отказался: «Меня оттуда не отпустят, а завтра будет тяжелый день. Я не могу оставить роту».

Наступил день 26 октября. В журнале боевых действий 76-й стрелковой дивизии о событиях того дня говорится: « Уже два полка пехоты под прикрытием 9 самолетов бомбардировочной авиации и огневого вала артиллерии пытались овладеть высотой 154,7».

-Когда, — рассказывает И.Д. Юрченко, — удалось восстановить телефонную связь, я передал Медиченко приказ: любой ценой удерживать высоту. Трудно было отдать такой приказ. Любой ценой – это значит ценой крови, ценой жизни. Но таков закон войны.

Вскоре Медиченко докладывал: «При отражении четвертой атаки с группой курсантов погиб старший лейтенант Мартыненко. Погиб, уничтожив около сотни вражеских солдат. Раненые остаются на местах. Обязанности командира роты исполняет лейтенант Суббота. Приказ выполним. Пока бьются наши сердца, высоту не сдадим. Помогите арт-огнём, гитлеровцы кругом нас, мы ввели в дело огнеметы».

На этом связь оборвалась. По приказу командира дивизии на врага обрушился огонь дивизиона «катюш». Подступы к высоте мгновенно покрылись черно-багровым дымом.  Когда враг снова полез вперед, опять застрочили пулеметы, и снова в бессильной злобе у вершины высоты падали фашисты.

Поздним вечером на наблюдательный пункт батальона с тяжелораненым заместителем политрука Георгием Яблоновским приползла санинструктор Аня Анфиногенова. Жадно глотая воду, она рассказывала, что в неравной схватке погиб лейтенант Никодим Тевяшов. Его взвод отбил 8 контратак фашистов. В последний момент он вырвал из рук фашиста автомат и в упор уничтожил еще десяток гитлеровцев. Рядом с ним стояли насмерть санинструктор Валя Стрюкова, старшина Владимир  Акимов, старший сержант Никита Грушецкий, сержант Иван Солдатов, Иван Суворов. К  исходу дня погиб лейтенант Иван Суббота.

Описание подвига Алексея Гавриловича Фатюнина

Политрук Медиченко и сержант Алексей Фатюнин, оставшись вдвоем у пулемета, продолжали уничтожать гитлеровцев. На руках А.С. Медиченко умер Алексей Гаврилович Фатюнин. Медиченко еще около часа продолжал вести  огонь по противнику. Лишь когда в живых не осталось ни одного защитника высоты, гитлеровцам удалось ступить на этот клочок донской земли.

Так пала в бою пулеметная рота учебного батальона 76-й стрелковой дивизии, рота героев, выполнившая свой воинский долг до конца.

Политрук А.С. Медиченко и его боевые друзья похоронены у подножия высоты 154,7 во дворе школы хутора Караженского. На этой могиле комсомольцы Ново-Липецкого металлургического завода решили соорудить памятник. На ТЭЦ идет  соревнование смен за право носить имя бесстрашного политрука Авраама Саввича Медиченко.

Подполковник П. Дунаев. (газета «Красная Звезда» от 23 мая 1969 г.)

Воспоминания бывшего военкома учебного батальона майора запаса

Юрченко И.Д. 1968 г.

Комроты и политрук рассказали  и тут же передали комбату письменное донесение о героизме воинов роты всех и особенно  сержанта Фатюнина , который вопреки приказу командира роты, подпускал немцев на 10-15 метров к позиции своего расчета и всех уничтожал. Тогда же была названа цифра его боевого счета за день и написана просьба комбата в боевом донесении о представлении его к присвоению звания Героя. Это донесение, видимо, так и осталось у комбата, который утром 26 октября, не дойдя 300-400 метров до позиции пулеметной роты, был убит осколком.

Все бойцы и командиры  рассказывали с большим восхищением, как в течении всего дня политрук роты тов. Медиченко взывал всех драться как львы и сам лично не из одного пулемета и гранатами уничтожил 30-40 фрицев. Он просил больше артиллерийского огня, иначе и держаться тяжело, немцы лезут беспрерывно через свои трупы. Связь была оборвана и не восстанавливалась, это было невозможно. Больше никаких сведений от роты не поступало до полной гибели. Мы считали, что последние воины роты погибли под утро 27 октября 1942 г., т.к. после двух залпов «Катюши» по приказу генерала Таварткиладзе, примерно в 22-23.00 на высоте было слышно «Ура». Видимо рота ходила в контратаку, и возможно она была последней.

Утром 27 октября оказалось, что на левом фланге задача полком была не выполнена, высоту удержать не удалось, но зато на правом фланге были захвачены хорошие позиции, с которых мы и перешли в наступление 19 ноября 1942 г.

Вот так погибла пулеметная рота. Это была рота героев. Много было героических подвигов воинов нашей дивизии, но такого массового героического подвига за всю войну мне не приходилось видеть и слышать в нашей дивизии. Мы считали, что такой геройский подвиг рота совершила благодаря личному героизму  командира роты тов. Мартыненко и политрука тов. Медиченко, которые до конца были с бойцами и личным примером звали воинов в бой, совершивших такой подвиг.

Увидели мы трупы наших дорогих боевых товарищей только 19 ноября 1942 года, когда перешли в наступление. Задержались на высоте, и нашли трупы 16 человек нашей роты. Часть из них были в траншее, а часть прямо на поле примерно в 100-150 метрах от траншеи в глубь противника. Очевидно, это была группа, которая переходила в контратаку и погибла. Здесь мы опознали политрука Медиченко. Командира роты мы нашли в траншее. Все они были по пояс обнажены.