[bvi text="Версия для слабовидящих"]
Весенний поток у мелового шпиля 1951 год.

ВОСПОМИНАНИЯ ТАРАСОВОЙ ЕЛЕНЫ КАПИТОНОВНЫ

Продолжаем публиковать воспоминания старожилов о жизни и быте станицы Клетской до революции. Воспоминания Тарасовой Елены Капитоновны, 1907 года рождения. Воспоминания записаны Д. Буцким в 1994 году.  (Форма речи и произношение сохранены)

Живет в станице Клетской Тарасова Елена Капитоновна. Несмотря на свой возраст (ей сейчас 87 лет), она сохранила бодрое состояние духа и крепкую память.

Родилась и выросла в станице Клетской, в семье потомственных казаков, здесь и проходит моя жизнь. В семье было 10 детей. Половина из них умерли маленькими. Землю имели только казаки. У пришлых и иногородних своей земли на Дону не было. Первое, что я запомнила это барак. В годы моего детства он был гораздо больше и глубже, чем сейчас и внизу барака вечно текла вода. От берега шел спуск, затем ровная земляная площадка. На падках росли громадные вербы. Их макушки лишь чуть возвышались над верхними берегами. С падка на падок был перекинут большой мост. Верховой, спустившись вниз барака, привстав на стременах и держа в вытянутой руке пику, с трудом доставал концом пики моста. А по дну барака вечно текла вода. Раньше барак называли «кабельным», потому что возле него были коблы – ямы, всегда заполненные водой. Коблы «отступали» от барака в гору. В другую сторону от барака расходились широкие заливы – лиманы (высокие берега были там, где был мост), по краям лиманов шумели густые заросли камыша. Лиман подступал к станичному правлению (в деревянном здании, где оно находилось, сейчас расположена художественная мастерская). Рядом с правлением жили Рубцовы: отец Александр Иванович и сын Георгий Александрович – на их участке тоже был лиман, во дворе рос густой камыш.  Рядом с мельницей тоже был лиман, рос камыш. Со временем проточная вода занесла барак грязью, лиманы пересохли, а люди довершили дело засыпав землей все, что осталось от лиманов, соорудив и утромбовав дамбу. Основные работы по этой части велись в 1915 – 1916 гг На выходе из Клетской – там где кончались дома и приусадебные участки – были два озера – Большая и Малая Хоперки. Я в детстве купалась в них, вместе со своими подругами. А с другой стороны Клетской под горой, на которой сейчас стоит «Сельхозтехника», раньше звенели многочисленные родники. Родниковая вода все время текла по лугу в сторону Дона. Старики рассказывали, что когда то под этой горой протекал Дон. Потом Дон отступил, пошел в новое русло, оставив за Малыковкой озеро Старый Дон. Сама станица была меньше, чем сейчас и делилась на четыре квартала: от улицы Красной – (ныне улица Покальчука) и ниже, до самой окраины, тянулся первый квартал, от  нынешней улицы Луночарского до нынешней улицы Калинина – 2-й квартал, з-й квартал шел в гору, 4-й квартал размещался за бараком, на месте теперешней улицы Пролетарской. «рисковый» был квартал, потому, что барак часто разливался и затапливал дома, лепившиеся к низу горы… меньше рисковал тот, кто строил дома повыше, но таких было немного… неудобно возить высоко на гору. Управляли кварталами выборные квартальные. Выбирали их так: собирались у любого двора, предлагали кандидатуру. Если соглашался – становился квартальным. Квартальным был мой брат – Федор Капитонович… Правил станицей станичный атаман. Атамана выбирали вот таким путем: обычно на должность атамана предлагалось не менее трех кандидатур. В большом здании станичного правления (иногородние и пришлые в выборах атамана  участвовать не могли), каждому казаку вручали по одному шарику. Казак должен был зажать шарик в кулаке и поочередно положить оба кулака на все три урны, на отверстия в верхних крышках, чтобы никто не видел, в какую именно урну он положил свой шарик. После такого тайного голосования счетная комиссия вскрывает урны, подсчитывает в какой больше шариков (по одной урне выставлялось на каждую кандидатуру в атаманы). За кого было подано больше шариков – тот и становился атаманом. Через каждые три  года атамана таким же путем переизбирали. Один и тот же казак мог быть избран атаманом не более трех раз подряд…

С.В. Макаров

Последним атаманом  станицы Клетской, был Семен Васильевич Макаров. Макаров родился и вырос в маленьком одноэтажном домике, который стоит сейчас на углу нынешних улиц Ленина и Сазонова. В годы его правления были сооружены пруды: Дубовой, Грязной, Соломаковский и Лепичев. Говорили, что Макаров нашел деньги, которые собирались, но не использовались. Была какая – то казна, Макаров нашел эти деньги, на них нанял людей и соорудил пруды… Квартальные следили за чистотой в своих кварталах, атаман – в станице. Асфальта тогда еще не знали. Улицы были посыпаны чистым песком. Грязи на них не было. Купцы поддерживали чистоту возле своих домов и лавок. Одной из главных достопримечательностей станицы Клетской  была большая, кирпично-каменная побеленная белой известью церковь с зеленой крышей. Церковь называлась Знаменской, имела две главы – одну над алтарем и одну над колокольней. Знаменская церковь была очень красивой. Говорили, что во всей России есть только две такие церкви, построенные одним мастером… Была в Клетской еще одна церковь, стояла на месте нынешнего стадиона – в то время там было кладбище. Точнее это была не церковь, а собор. Разница в том, что у церкви 2 главы, а у собора – 6 или 8 глав. Клетский собор назывался Троицкий и имел он 6 глав. Его разобрали во время войны, а Знаменскую разрушили в 1932 году. Были три священника. Самый старший и самый уважаемый  — Виссарион Виссарионович Бурыкин – человек высокий, сухощавый, ходил быстро, несмотря на немалый возраст, потомственный служитель Божий…  Жил отец Виссарион в том доме, где сейчас находится райпотребсоюз. Дочь священника – Софья Виссарионовна – была учительницей, замуж не выходила. Вторая дочь – Нина была образованная, но нигде не работала. Обе дочери уехали из Клетской в конце 20-х годов, когда церкви начали закрывать. Нина вышла перед этим замуж. Ее муж был единственным сыном в семье, жившей на горе, напротив Суриных. У Виссариона были приходящие и уходящие работники.  Другим священником был Викторин Гаврилович Маргаритов (сын священника Гавриила). Жил отец Викторин в угловом доме, где сейчас находится Агропромбанк. Отец Викторин отличался веселым нравом. Третий священник Иоль жил в том доме, на стыке нынешних улиц Покальчука и Донской, где сейчас располагается служба газа. Иоль был очень высокий, большой и неуклюжий. Виссарион и Иоль были приезжие, Викторин – коренной Клетчанин. Все три священника были равны между собой, приход был поделен между ними… Имела церковь свои земельные владения – в Караженском лугу (за Поповым Ериком и за Тубой у озера Кривой Калач, правее, к закоске местность). Оба эти владения продавались на год, каждый год другим людям (скорее всего сдавались в аренду). Возле церкви был жертвенник. Люди приносили и приводили к жертвеннику, кто курицу, кто гуся, кто свинью, кто бычка и т.п., а церковные попечители все это распродавали, благо возле Знаменской церкви была базарная площадь, и деньги шли в церковь. Попечители следили за церковью, за порядком в ней и вокруг нее. Во время богослужений ходили между собравшимися, собирали пожертвования в специальные ящички с прорезями сверху, куда прихожане опускали монеты и купюры… Мой отец – Капитон Алексеевич Родионов был церковным попечителем… (продолжение следует)